Ирина КРАВЦОВА. Утренние розы

 

 

Скорость, бег, суета, бесконечное движение...

Мы крутимся в круговороте бессмысленных событий, не замечая того, как мимо проходят минуты, годы, жизнь. Несемся, сломя голову, цепляемся зубами за атрибуты видимого благополучия: карьеру, дом, машину, дачу, награды, ордена, славу и почет. Нам надо обязательно быть значимыми в этом мире и отмеченными им. Тогда кажется, что жизнь будет прожита не зря.

Но такое благополучие - действительно видимое. Это жизнь, развитие, прогресс внешнего тела. А душа? А душа пребывает в младенческом состоянии. Она спит. Не нужная, не востребованная никем, даже хозяином того организма, где она тихо существует, прячась от угроз процветающей цивилизации.

Именно процветающая, блещущая внешним великолепием цивилизация не нуждается в живых душах.

Ей необходимы только роботы, машины, не чувствующие, не имеющие собственного мнения, не реагирующие на внешние раздражители, как трупы не реагируют на свет, звук, запах и боль.

Этим машинам всегда кажется, что миропонимание, которым они обладают - их собственное. Но оно сплошь состоит из выверенных с точностью до микрона программ, очень простых компьютерных программ.
Если поступать будешь так-то – получишь награду, иные действия повлекут за собой разного рода санкции.
Так формируются наши внутренние матрицы, ничего общего с душой не имеющие.

Достигшие больших высот в карьере и устройстве своего быта люди думают, что они - самые счастливые и удачливые. Остальные пребывают в удрученном состоянии, кусая локти из-за изломанной судьбы. Я думаю, что вот эти-то «страдальцы» ближе к истинному счастью, чем «сливки» нашего общества. Им может посчастливиться обнищать и обломаться настолько, что крах всех устоев приведет к разрушению иллюзий. Машина выйдет из строя, а у души появится шанс ощутить хотя бы собственное существование - то, что она есть.

Так было со мной. Суперсчастливое детство, сплошные удачи до 17 лет не вызывали у меня вопросов о смысле жизни. И только смертельная болезнь мамы заставила впервые задуматься о законах мироздания, о душе. Однако это вовсе не означает, что только глубокие потрясения могут заставить души человеческие восстать из пепла.

Вы не замечали, сколько появляется в мире истинных гениев и талантов в кризисные, переломные моменты истории? А не задумывались, почему?

Да потому что рушатся общепринятые шаблоны существования, и выдрессированные роботы не могут пойти на оригинальные поступки - они на них не способны, не запрограммированы. Все лучшее, истинное, что дремало в людях, проявляется в такие периоды во всем великолепии и полноте и запечатлевается в шедеврах высокой культуры, в неординарных поступках, которые называют потом массовым героизмом.

Но стоит повседневности войти в нормальное русло, культурный Ренессанс уходит в небытие, а вчерашние герои вновь готовы молча сносить любые издевательства и унижения, с ностальгией вспоминая прежние годы. Я не раз слышала от ветеранов войны, от людей, прошедших через голодные годы или другие испытания, что, как бы тяжело тогда им не было, именно то время было счастливейшим в их жизни. Потому, что они могли быть самими собой.

Что же, неужели купающаяся в достатке и сытости цивилизация не знает гениев? Ну почему же? Гении не рождаются однажды в столетие - это глупость. Это мы можем снисходительно признать кого-нибудь сверхталантливым раз в сто лет, желательно после смерти его самого. Нам ведь надо казаться добрыми и великодушными, демонстрировать свое великое терпение - не всех, дескать, белых ворон мы отстреливаем. Пусть некоторые покаркают немножко.

Вы помните, как в советское время присуждались государственные премии? Талант писателя или художника был далеко не главным мерилом его заслуг. Чистая анкета, лояльность к властям, их прославление в своем творчестве - вот что в первую голову требовалось от советского гения. А всяких там Солженицыных и Сахаровых - в ссылку или сумасшедший дом!

Да и сейчас принято считать почему-то, что любой гений - обязательно этакий юродивый с крышей в пути. Вовсе нет. Полудурками людей делает ложь и бессмысленность устоявшихся традиций существования, осознание собственного бессилия что-либо изменить коренным образом и бесповоротно, не на день, не на годы - навсегда. Таланты ведь не способны на компромиссы.

Я по-другому представляю себе гения. Я убеждена в том, что это всегда абсолютно здоровый душевно человек. Это счастливый человек. Он не нуждается в признании цивилизации. Он самодостаточен. Он никогда не чувствует себя одиноким. Его не заботит, будут ли востребованы его достижения или открытия, сделаны ли они в мире духа или в мире материи. Он живет не просто для людей. Он творит всегда перед лицом высшего вдохновения. Истинный гений не стремится к достижению внешнего благополучия - оно, каким бы огромным ни было, не сравнится с тем богатством, что пребывает в душе.

Нет, мой гений не ходит в тряпье и рванине. Как влюбленный перед первым свиданием, он встречает утро нового дня в абсолютной красоте и простоте, внутренней и внешней. Его дом, его душа, любое деревце или цветок в окружающем мире - Храм для него. Каждая мысль и поступок - молитва, полная благоговения и величайшей радости. Вся его жизнь - гимн Любви.

И знаете, таких людей много. Их не увидеть глазами, израненными осколками кривого зеркала. Эти люди тихи и величественны, как розы, не спрашивающие ни у кого разрешения на то, чтобы цвести и дарить красоту самим своим существованием. Они просто благоухают, умытые утренней росой, и наполняют наш мир ароматом тотального благоговения, самодостаточности и всеприятия. Я знаю таких людей. Я чувствую их вибрации, когда бываю на семинарах «Ауры». Я бесконечно люблю их за то, что они есть.

Иногда мне кажется, что наша цивилизация только потому жива до сих пор, что ее разрушение привело бы к гибели этих утренних роз. Видимо, есть Кто-то, Кому этого очень не хочется.

Ирина КРАВЦОВА

 


Перейти:

На главную

Творчество

Список публикаций автора

Познакомьте с этой публикацией Ирины Кравцовой своих друзей и знакомых! Предложите им подписаться на нашу электронную газету!

 

Яндекс.Метрика